03.04.2017 | НИКИТА МНДОЯНЦ сыграет в Воронеже Бетховена

Nikita news6 апреля в рамках проекта «Большой концертный рояль Steinway&sons приглашает!» в Воронежском концертном зале выступит известный молодой пианист Никита Мндоянц. Начало концерта – в 19:00.
Концерт Никиты Мндоянца завершает «весенний» цикл

Читать дальше »

абонемента фортепианной музыки. 28 февраля в ВКЗ выступил Даниил Саямов, а 14 марта – Ольга Домнина.

Никита Мндоянц будет играть в сопровождении Молодежного симфонического оркестра Воронежского концертного зала. Он исполнит Концерт для фортепиано с оркестром № 4 Людвига ван Бетховена. Также в концерте в исполнении оркестра прозвучит Вторая симфония Бетховена.

Никита Мндоянц – известный российский пианист, композитор, лауреат международных конкурсов, член Союза композиторов РФ, солист Московской государственной академической филармонии.

Родился 31 марта 1989 года в Москве в семье пианиста и педагога Александра Мндоянца. В 1995 году Никита поступил в ЦМШ при МГК им. П.И. Чайковского в класс заслуженного учителя России Т.Л. Колосс. Со второго класса он параллельно занимается композицией у профессора Московской консерватории Т.А. Чудовой.

В 2011 году с отличием окончил Московскую Консерваторию (по классу композиции – у проф. А.В. Чайковского, по классу фортепиано – у проф. А.А. Мндоянца и проф. Н.А. Петрова). В 2014 году окончил аспирантуру (руководитель – проф. А.В. Чайковский, научный руководитель – Ю.Б. Абдоков). С 2013 года преподаёт на кафедре инструментовки композиторского факультета МГК им. П.И. Чайковского.

«Он обладает редчайшим сочетанием творческого и исполнительского дарований. Его нынешние успехи позволяют надеяться, что со временем он станет крупнейшей фигурой, достойно представляющей всю нашу композиторскую и исполнительскую культуру для всего мира», — говорил о Никите Тихон Николаевич Хренников.

Сергей Кольцов
Источник:

http://culturavrn.ru/waitingroom/20974

23-24.12.2016 | АЛЕКСАНДР СИНЧУК и Новосибирский академический симфонический оркестр

ALEXANDER-SINCHUK- newsВ Новосибирске проходит цикл концертов дирижера Азербайджанского государственного академического театра оперы и балета, лауреата международных конкурсов Эйюба Кулиева с Академическим симфоническим и камерным оркестрами Новосибирской государственной филармонии.

Читать дальше »

Концерты проходят в лучших залах города — в Государственном концертном зале имени А.Каца и Академгородке.
23-24 декабря в исполнении Академического симфонического оркестра, прозвучали произведения Сергея Рахманинова, Сергея Прокофьева, Дмитрия Шостаковича, Гара Гараева.
По завершению программы зрители долго не отпускали дирижера и музыкантов.
Публика восторженно принимала лауреата всероссийского и международных конкурсов, пианиста Александра Синчука, который исполнил Рапсодию на тему Паганини для фортепиано с оркестром Сергея Рахманинова.
Источник: http://news.day.az/culture/853568.html
Абонемент №2 «Вечера с симфоническим оркестром-2»
Рахманинов. Рапсодия на тему Паганини
Дирижер — Эйюб Кулиев (Азербайджан)
23 декабря, 18:30, пт — Государственный концертный зал имени А.М. Каца

http://filnsk.ru/afisha/novosibirskiy-akademicheskiy-simfonicheskiy-orkestr2312/

Абонемент №2а (сезон 2016-17) «Вечера с симфоническим оркестром-2»
24 декабря, 18:00, сб — Концертный зал Дома учёных СО РАН

http://filnsk.ru/afisha/novosibirskiy-akademicheskiy-simfonicheskiy-orkestr2412/

15.12.2016 |Пианист и композитор НИКИТА МНДОЯНЦ выступит в Вологде

nikita-mndoyants-news15 декабря 2016 года в 18:00 в зале Вологодской филармонии выступит лауреат международных конкурсов Никита Мндоянц (Москва).
В программе:
Бетховен. 6 багателей соч.126

Читать дальше »

Шуман. Танцы Давидсбюндлеров, соч. 6
Прокофьев. Сарказмы, соч.17; Соната №7
Никита Мндоянц является не только блистательным пианистом, великолепным интерпретатором классики и романтики, но и композитором. Его музыку исполняют известные музыканты, такие как А. Рудин, А. Винницкий, М. Березницкий, Н. Борисоглебский, Е. Тонха, И. Федоров, Т. Васильева, Д. Хоуп, П. Мессина, И. Грингольц, А. Левин, И. Дронов, И. Гайсин, ансамбль солистов «Студия новой музыки», Credo-квартет, Струнный квартет Cantando, Квартет имени Шимановского (Германия), Камерный оркестр Московской государственной консерватории имени П.И. Чайковского, Московский камерный оркестр Musica Viva. Талантливый музыкант играл с ведущими оркестрами России, выступал под руководством выдающихся дирижеров, участвовал в различных международных музыкальных фестивалях. Будучи стипендиатом многих благотворительных фондов, Никита Мндоянц рано начал выступать в России и за рубежом. Его концерты проходят в лучших залах Москвы и Санкт-Петербурга, городах России, в Германии, Италии, Испании, Португалии, Польше, Латвии, Эстонии, Китае, Швейцарии, Израиле, Франции, Украине. В 2012 году в возрасте 23 лет Н. Мндоянц стал членом Союза композиторов России. В 2014 году был удостоен Первой премии на Международном конкурсе молодых композиторов имени Н. Мясковского, в 2016 году – памяти С. Прокофьева в Сочи. В 2016 году Никита Мндоянц стал победителем Международного конкурса пианистов в американском Кливленде. В финале состязания музыкант исполнил четвертый концерт Бетховена для фортепиано с оркестром, покорив жюри мастерством и безукоризненной техникой.
Источник: https://wobla.ru/news/10113659.aspx

18.10.2016 | СЕРГЕЙ РЕДЬКИН: «Стараюсь быть откровенным»

Имя этого петербургского пианиста стало известно благодаря XV Международному конкурсу имени Чайковского. Хотя фраза: «Проснулся знаменитым» – не про него. Сергей Редькин и без конкурсного продвижения – замечательный музыкант, которому есть что сказать слушателю.

Читать дальше »

Тем не менее, III премия одного из самых значимых музыкальных состязаний дает возможность заявить о себе миру. У Редькина насыщенный концертный график, в этом сезоне он много играет в России и за рубежом. В конце года у него концерты в Мюнхене и Париже, а 17 октября Сергей Редькин выступил в Воронежском концертном зале в рамках абонемента «Steinway&sons приглашает».

Для сольного отделения пианист выбрал изысканную программу. Тихим ангелом прозвучало чудесное начало – «Ave verum» Моцарта – Листа. «Бергамасская сюита» Клода Дебюсси поразила стилистической точностью. Три вальса-каприса из «Венских вечеров» Шуберта – Листа пленили благородной виртуозностью.

Игра Редькина отличается безупречным вкусом и чувством меры, в ней нет ни грамма небрежности. У пианиста бережное, интеллигентное отношение к звуку. В его исполнении сочетаются очень разные, но необходимые друг другу качества: естественность, одухотворенность, серьезность не напоказ.

Временами возникает такое ощущение, что он играет только для тебя – редкое по нынешним временам чувство полного погружения в музыку.

Во втором отделении после «Античных танцев и арий» Отторино Респиги (изящного перехода от XIX столетия к XX-му) в исполнении Сергея Редькина, Молодежного симфонического оркестра и маэстро Юрия Андросова прозвучал Третий фортепианный концерт Сергея Прокофьева. Редькину хватает сил и мастерства, чтобы представить его во всем блеске. Как признался пианист в интервью после концерта, Прокофьев – его любимый композитор.

- Это влияние началось еще в моем родном Красноярске, – говорит Сергей. – А в Петербурге от Прокофьева вообще никуда не убежать. Самонадеянно так говорить, но Прокофьев для меня – аlter ego. Конечно, шучу, но для меня эти совпадения были важны с детства: он Сергей Сергеевич, и я Сергей Сергеевич, мы оба родились в 91 году. Прокофьев – тот композитор, который вообще открыл для меня музыку. Его «Мимолётности» – это первые пьесы, которые я по-настоящему играл с невероятным удовольствием. До этого мне в музыке больше нравилось читать с листа, импровизировать. А «Мимолетности» стали той музыкой, которая вызвала во мне мгновенный сильный отклик. Я тогда учился в третьем классе. И с тех пор увлечение не проходит. Так что для меня ответ на вопрос о любимом композиторе однозначен. У меня в репертуаре уже все пять концертов Прокофьева, вторая, третья, восьмая, девятая сонаты, и я не собираюсь на этом останавливаться.

«Ваш любимый анекдот о музыкантах? -
Выходит как-то Редькин в финал Конкурса Чайковского…»

(Из ответов Сергея Редькина на вопросы анкеты XV Международного конкурса Чайковского)

- А как бы Вы распределили пьедестал конкурса Чайковского?

- Это очень опасный вопрос. Мне его ещё не задавали, но на нём попадались мои коллеги. Я же со всеми знаком – и с Дмитрием Маслеевым, и с Лукасом Генюшасом, и с Люкой Дебаргом. С Люкой мы после конкурса не общаемся, но во время конкурса жили в одной комнате. На самом деле – честно – мне кажется, Дима Маслеев всех переиграл. Я послушал все его туры, он действительно должен был взять первую премию. Себя я не могу оценить со стороны, но чисто психологически и с карьерной точки зрения, мне кажется, я попал на то место, которое мне было нужно. Потому что этой гонки, которую сейчас переживают обладатели первого и второго места, я не выдержал бы.

- Скажу честно: после первого тура болела за Вас. Надеялись на победу?

- Я совершенно не ожидал, что пройду в финал. Я был в этой компании человеком со стороны. Все остальные российские участники были, во-первых, москвичи, во-вторых – люди с именами, победители всевозможных конкурсов, у них наград видимо-невидимо. В принципе, когда я еду на конкурс, я не собираюсь бороться за золотую медаль. Я приезжаю просто поиграть и больше проверить свои силы, чем серьезно там кому-то что-то доказать. Поэтому я был приятно удивлен, когда оказался в финале конкурса Чайковского.

- А что помогло справиться с волнением и не потерять голову в конкурсном ажиотаже?

- Понятия не имею, как мне это удалось! Я сам себя удивил, насколько я собрался. Единственно, что было на этом конкурсе – сильный тремор. Это я замечал на всех турах чисто физиологически. Это мешало играть. А психологически не было такого, чтобы я пребывал в панике. Я задолго готовился. Где-то за полгода до конкурса я уже натаскивал себя на то, что будет страшно.

- Наверное, сложнее всего было после второго тура?

- Нет, труднее всего было самое первое прослушивание, предварительное. Малый зал консерватории, никого в зале, рояль тоже не самый приятный. И программа маленькая – 15 минут. А я, как всегда, играл между Мдоянцем и Хозяиновым и чувствовал, что моё присутствие не обязательно между такими глыбами. Вот тогда я сыграл наиболее неудачно, как мне кажется. Но выбрал стопроцентный репертуар, поэтому всё-таки попал.

- А что играли? Несколько мелких виртуозных вещей или что-то одно большое сложное?

- Играл две песни Шуберта – Листа и финал Восьмой сонаты Прокофьева. Что-то спокойное, давно выученное и ударное. Потом на конкурсе были гораздо более авантюрные вещи: «Лесной царь», выученный за две недели, пьесы Чайковского.

- Авантюризм Вам свойственен?

- Очень. Я всё время даю какие-то сумасшедшие программы и проклинаю себя накануне концерта. Например, вся сольная программа в Воронеже, кроме первой и последней вещи, игралась впервые. А Третий концерт Прокофьева я играл второй раз.

- Понятно, что после конкурса Чайковского Вы получаете ангажементы, стало больше ответственности. А внутри Вас что-то изменилось? Стали выше ростом?

- Нет. Мне каждый раз говорят, что я подрос, но это не правда. Я слежу за этим. Ответственность появилась. Но у меня всегда было какое-то странное сочетание гиперответственности за происходящее на сцене и в то же время авантюризма, когда я включаю в программу какие-то новые вещи и учу их аврально. Перед концертом думаю: «Боже, зачем я это взял!» – но потом дожимаю в последний момент. Провалов не было – тьфу-тьфу-тьфу. Пока выдерживаю.

- У Вас удивительное отношение к звуку. Кто Вам это привил?

- Моя первая учительница, Галина Михайловна Богуславская, занимался со мной звуком еще в Красноярске. И работала над моим музыкальным образованием, помимо фортепиано. Мы занимались чуть ли не каждый день, и это были не просто занятия, какая-то техническая муштра, но еще и прослушивание записей, хождение на концерты в филармонию, чтение партитур. Конечно, это тоже важный этап в формировании звука: слушать, какой он вообще бывает у других пианистов. Именно эта информация позволяет найти свой звук. А потом, конечно, петербургская школа, Ольга Андреевна Курнавина в десятилетке и Александр Михайлович Сандлер в консерватории – это всё именно про звук, стиль, честность. Это всегда ставилось во главу угла и Ольгой Андреевной, и Александром Михайловичем, и я им очень благодарен за это.

- Юные музыканты часто становятся заложниками профессии. Ведь её за них кто-то выбирает – мама или папа. У Вас как сложилось?

- Папа смотрел на всё это с недоверием. Он шофер-дальнобойщик. Долго не понимал, как всё серьезно. У мамы – она воспитатель в детском саду – тоже не было амбиций сделать меня «звездой». Наоборот, мама всегда воспитывала во мне ответственность и честность. Поэтому для них предложение переехать в Санкт-Петербург, которое я случайно получил от Ольги Андреевны, когда мне было 12 лет, было шоком. Они какое-то время думали. И спасибо Ольге Андреевне, что она их убедила. Тогда они поняли, насколько всё серьезно, и поддержали меня.

- А рояль Вы сами выбрали?

- У нас дома было пианино. Мама три года занималась в музыкальной школе. Когда мне было пять лет, я сам проявил интерес к инструменту, и мама меня отвела в музыкальную школу.

- Вам сейчас 24 года, Вы уже самостоятельно принимаете решение о том, что вынести на сцену, или последнее слово остается за педагогом?

- Да, я еще учусь в аспирантуре Санкт-Петербургской консерватории у Александра Михайловича Сандлера. Но в этом отношении я достаточно дерзкий парень. Если мне что-то не нравится, я об этом не говорю, а просто на концерте играю по-своему. Но это происходит не так часто. Я доверяю своим педагогам. Мне повезло, что все они продолжали одну линию. Никто меня не перестраивал, не пытался навязать какую-то принципиально новую картину мира. Поэтому все это как-то органично складывалось и в итоге во что-то сложилось. Последний год я к Александру Михайловичу, к сожалению, не попадаю. Поэтому всё, что я играю сейчас, это уже на сто процентов моё. Меня тоже интересует этот вопрос: кто я такой без моих профессоров? Мне кажется, в течение последнего года я на него отвечаю. Кстати, на конкурс Чайковского Александр Михайлович не приехал по нашему негласному соглашению. Не было ни мамы, ни друзей. Мне гораздо спокойнее, когда я один.

- А нет желания поучиться за границей?

- Я дважды проходил стажировку на озере Комо. Европейская музыкальная система образования не для меня, потому что я и так лентяй страшный, а она бы меня еще больше расхолаживала.

- Говорят, что русская фортепианная школа – это миф. Может, так оно и есть, потому что трудно причислить к какой-то одной школе, например, Софроницкого и Гилельса. Для Вас понятие школы существует?

- Вопрос на самом деле сложный. Всё в последнее время настолько смешалось, когда в 90-е годы многие уехали. Все друг у друга учатся, сейчас вообще границы стёрты. Русская школа, конечно, есть. На любом конкурсе русские пианисты всегда вызывают дрожь у остальных участников. И это означает, что она существует. Но вот найти, что именно характерно для русской школы: у каждого свой ответ на этот вопрос. Это очень многоликая традиция, её сложно свести к чему-то одному. Допустим, это умение петь на рояле. Но если ты не умеешь петь на рояле, ты не музыкант. Школа тут ни при чем. Так что школа – понятие скорее географическое.

- Помимо игры на рояле Вы ещё занимаетесь композицией. Есть какой-то каталог Ваших опусов?

- Написано достаточно много. Но всё это нужно переделывать. Есть опус из 24 прелюдий, написанных за 23 дня: в день по одной, а в последний день от нетерпения сразу две. Писалось это всё так быстро с расчётом, что когда-нибудь будет доведено до ума. Но до ума это, естественно, доведено не было. Так что отношение к этому не очень ответственное, но всё равно не хочу бросать. Теплится надежда, что найду время и доделаю. Идей очень много.

- А на бис свои сочинения играете?

- Иногда играю какие-то вещи, которые длятся от 30 секунд до минуты. Но они часто вызывают недоумение публики, и не с каждым произведением их можно сочетать.

- А какую книгу сейчас читаете перед сном, в самолёте или поезде?

- Очень странно, но «Илиаду».

- ?!

- Я испытываю какое-то чувство неловкости, когда достаю в самолете «Илиаду»: что люди обо мне подумают? Как будто я хвастаюсь: я мол такой интеллектуал, Гомера читаю.

- Это именно книга, а не электронный аналог?

- Именно книга. Я всё ещё по привычке беру с собой бумажные. А вот с кино у меня пробел по причине плохого зрения.

- Как музыкант Вы не терпите фальши в музыке. А что для Вас фальшь в жизни?

- Я действительно очень болезненно отношусь к мазне. Она меня раздражает на сцене. А в жизни люблю честных людей. И сам стараюсь быть откровенным.

Сергей Редькин родился в Красноярске. Начал заниматься на фортепиано в шесть лет в Красноярском музыкальном лицее, затем продолжил образование в Средней специальной музыкальной школе в Санкт-Петербурге. Окончил Санкт-Петербургскую государственную консерваторию имени Н.А. Римского-Корсакова в классе профессора А. Сандлера. Занимался композицией в классе профессора А. Мнацаканяна. Сейчас учится в аспирантуре консерватории. Стажировался в Международной фортепианной академии на озере Комо (Италия).
Лауреат III Московского фестиваля пианистов имени Генриха Нейгауза, VIII Международного конкурса юных пианистов имени И. Падеревского в Польше. В 2012 году получил I премию на III Международном фортепианном конкурсе имени Май Линд в Хельсинки, в 2013 – I премию на VI Международном фортепианном конкурсе имени С.С. Прокофьева в Санкт-Петербурге. В 2015 году стал лауреатом III премии XV Международного конкурса имени П.И. Чайковского в Москве.
Активно гастролирует в России и за рубежом, выступает в лучших залах Москвы и Петербурга, даёт сольные концерты в Германии, Австрии, Франции, Швейцарии, Польше, Финляндии, Швеции.
Текст: Елена Фомина
Фото: Дмитрий Тестов
Источник: