12.10.2018 | «Гениальная вещь на 90-95% состоит из стандартов, остальное — их нарушение». Интервью Льва Солодовникова журналу Robb Report

SOLODOVNIKOVОчередной закрытый концерт «Гостиная Robb Report: Music Nights» прошел 11 октября в клубном доме Mon Cher на Большой Якиманке. Темой вечера стала классика и неоклассика. Классику исполняли скрипач Лев Солодовников и пианистка Дарья Новокрещенова,

Читать дальше »

представившие произведения Баха, Крейслера, Сибелиуса и Сен-Санса. Лев — лауреат международных конкурсов, музыкант молодой, но уже очень востребованный — рассказал Robb Report о потоке, мейнстриме и резонансе, об отзывчивости скрипки и коммуникации со слушателем.

— Сколько в вашей работе вдохновения и творчества, а сколько — ремесла?

— Любое дело, будь то теоретическая физика, игра на рынке ценных бумаг, футбол или музыка, состоит из «стандартных положений» — исполнения угловых, приёмов ведения смычка, уравнений и законов. Это — ремесло, и этому нас должны учить в школах и вузах. Также в учебных заведениях нам должны своевременно рассказать, что если сознательно нарушить некоторые из этих стандартов, то в одном случае получается «творение», а в другом — ошибка, банкротство или проигранный матч. Только в искусстве нет ни одного «судьи» и ни одного объективного параметра, которые показали бы что вот эта вещь — бесспорно фиглярство, а вот эта — шедевр. Гениальная вещь на 90−95% состоит из стандартов, остальное — их более или менее элегантное нарушение.

— Что самое трудное, а что самое приятное в профессии скрипача?

— Самое приятное — искать звучание. Скрипка может отзываться на разные прикосновения множеством тембров. Искать, какой из них сейчас лучше всего подходит для данного произведения; искать, в каком темпе и на какой громкости лучше всего произнести каждую конкретную фразу — это, наверно, и есть самое приятное в рабочем процессе. А на сцене самая большая радость — ощутить, что ты попал в «поток», и не один, а вместе со своими партнёрами и со своими слушателями, и вы все резонируете с этой музыкой, проживаете в ней то, что, возможно, не могли до конца прожить в жизни.

А трудное… Как и, наверное, везде — начать. Иногда лень. И ещё — стать профессионалом.

— Вы проходили стажировку в The Queen Elisabeth Music Chapel в Бельгии. Чем различаются подходы к обучению музыкантов в Бельгии и в России?

— О подходе к музыкальному образованию в Бельгии вообще мне не известно. Дело в том, что Queen Elisabeth Music Chapel- это негосударственное заведение, несмотря на патронаж королевской семьи. Это не то же, что консерватории в Брюсселе, Антверпене. Это частная «лаборатория» и концертная организация в одном лице. Подход к обучению там достаточно свободный. Прежде всего, нет жесткой программы: что вы будете играть, определяется вашими предстоящими концертам, записями (многие из которых организует сама Chapel) и конкурсами.

У вас может месяц не быть урока с куратором, но вы в это время сами много нового выучиваете, даете концерты. Или не даете. Или не выучиваете. Что касается творческого подхода, то он менее догматичен и меньше похож на «Я один знаю, как правильно, делай, как я!». Там более коллегиальное общение со студентом, очень часто студенты выступают в ансамблях со своими профессорами. Глобально — в Chapel учат больше общаться с коллегами (и на сцене, и в жизни) и со слушателями. Так стирается грань между «нами» и «ними», развенчивается представление о том, что мы как будто бы разные биологические виды. Мы все в чем-то похожи, мы все здесь собрались потому, что любим музыку, пусть, может, и по-разному. А еще мы любим книги, картины, пирожное и жаркое. Ваш кузен поставляет шоколад королевской фамилии, его прадедушка дружил с Климтом, и всё это мы можем обсудить на кейтеринге после концерта. А у нас силен настрой на соперничество: «Докажи им, что ты круче всех!»

— Если бы у вас была возможность исполнять для публики только одно произведение, какое бы вы выбрали и почему?

— У меня, как и, вероятно, у каждого из нашего «цеха», всегда есть возможность встать на этот путь и играть только одно произведение. Не буквально одно, а, скажем, ограничить свой репертуар произведениями одного-двух авторов. Это не фантастика — это реальный путь, который иногда выбирают люди. Музыкальная индустрия знает примеры такого самоограничения — как коммерчески успешные, так и канувшие в безвестность (что в данном случае почти одно и то же), а музыкальное искусство — как художественно убедительные, так и бездарные — примеры такого самоограничения.

Среди слушателей — то же. Большинство сочинений, звучащих в достославных филармонических залах — музыка приблизительно двух десятков композиторов XIX века и по десятку авторов на века XVIII и XX. Репертуарные консерваторские произведения — это «мейнстрим», то, что составляет основу филармонических абонементов, основу их дохода. Они прекрасны. Я сам очень люблю и слушать, и играть такие вещи, как скрипичный концерт Чайковского и «Времена года» Вивальди. В конце концов, кто из нас не «затирал до дыр» трек с любимой песней? Однако тиражировать одни и те же шедевры в течение уже более чем ста лет — вы не находите в этом признак какого-то застоя?

Возвращаясь к вопросу, я не выберу одно произведение навсегда. Я сегодня и в ближайшую неделю играю одни произведения — те, с которыми я сейчас резонирую, а через неделю, скорее всего, буду играть и переживать другие. И если через энное количество лет я не смогу найти музыку, с которой резонирую, или наоборот, не захочу испытывать этот резонанс, — я допускаю, что перестану заниматься музыкой.

— Какое главное качество помогает музыканту стать коммерчески успешным?

— Коммуникация с потребителем и извлечение коммерческой выгоды из артиста — функция концертного агента или концертной организации. Редко кто из музыкантов сам занимается организацией своих концертов и при этом ещё и имеет сколько-нибудь ощутимый коммерческий успех. То есть денег сам он заработать на жизнь может, но сделать сам из себя прибыльное «предприятие»… Не знаю, есть ли у меня такие знакомые.

— Что бы вы посоветовали тому, кто только начинает свой путь в музыке?

— «Не занимайтесь!» Шучу. Музыка — это способ познания себя и мира, это игра. Играйте, как ребёнок может играть с незнакомой вещью, ищите звуки, ищите способы извлечения звуков. Обязательно пробуйте то, что вам говорит ваш учитель (или «самоучитель»), даже если вам это претит. И пробуйте то, чего действительно хочется именно вам. Смысл игры не только в познании мира, но и в том, чтобы получать от неё удовольствие.

Биография
Лев Солодовников обучался игре на скрипке в Екатеринбургском лицее для одарённых детей, затем в Центральной музыкальной школе при МГК им. П.И.Чайковского, в Московской консерватории и аспирантуре консерватории в классе Народного артиста СССР профессора Эдуарда Давидовича Грача; стажировался в Queen Elisabeth Music Chapel (Бельгия).
С восьми лет выступает с оркестрами, участвует в конкурсах и фестивалях. Он призёр многих именитых международных состязаний.
В настоящее время Лев- первая скрипка квартета имени Глинки, артист Камерного оркестра «Кремлин», ассистент профессора Э. Д. Грача и преподаватель на его кафедре в Московской государственной консерватории. Он много концертирует в России и за рубежом, выступал в сопровождении знаменитых коллективов с такими известными музыкантами как Э. Грач, А. Богорад, М. Хофштеттер, К. Уоррен-Грин, Ж.-К.Казадезюс, Мария-Жоао Пиреш, а также в камерных программах с выдающимся пианистом Александром Гиндиным.
По материалам Classical Music Artists Management

Редакция Robb Report, 12 октября 2018

https://robb.report/mneniya/29602-genialnaya-veshch-na-90-95-sostoit-iz-standartov-ostalnoe-ih-narushenie/

21.09.2018 | КЛАССИКА И СОВРЕМЕННИК: интервью Владимира Хомякова журналу Robb Report

Хомяков 1Искусством музыканта Владимира Хомякова восхищаются в Москве и Дрездене, Нью-Йорке и Пекине. Пианист, дирижёр и педагог родом из России репетирует под шум Тихого океана, коллекционирует классические автомобили и не выбирает туристические маршруты в незнакомых городах

Читать дальше »

Интервью с виртуозом: классика и современник
В своём репертуаре
Я очень люблю играть Баха, Шумана, Моцарта, Шопена, Прокофьева… С большой ответственностью отношусь к произведениям Рахманинова, преклоняюсь перед его гением. И дело не только в его музыке, но и в личности, его жизненном пути. Я нахожу какие-то переклички со своей судьбой — в Лос-Анджелесе, где я сейчас живу, чуть ли не каждый день проезжаю мимо дома, в котором он жил, захожу в церковь, где его отпевали.

Переключение скоростей
Классиков, например Моцарта, в наши дни часто играют гораздо быстрее, чем в XVIII веке, когда они творили. В первую очередь это связано с изменившимся ритмом жизни. В те времена самыми быстрыми явлениями, которые наблюдали люди, были скачущая лошадь или летящая птица. В век реактивных самолётов и космических технологий скорости кардинально поменялись. Вместе с представлением о том, что такое быстро и медленно. Кроме того, сейчас совсем другие инструменты. Рояль таким, какой он есть сегодня, сформировался только к концу XIX века. Механика ранних инструментов не позволяла играть так быстро.

Королевский рояль
Итальянская марка Fazioli выпускает рояль F308, который отличается от других современных инструментов. Цифра в названии модели — это длина (3 м 8 см), что на 34 см больше концертного Steinway D. Внешне, помимо габаритов, F308 можно опознать по четырём педалям вместо трёх. Это один из самых дорогих инструментов в мире. В Москве таких роялей единицы. Мне довелось играть на них несколько раз, в том числе недавно в Китае, и могу сказать, что тембральные возможности этого инструмента на порядок выше, чем у других роялей.

Красота по‑американски
Сейчас мой дом в Лос-Анджелесе. Детство я провёл в Челябинске, далеко от моря, и всегда мечтал оказаться на берегу. Тихий океан — это место силы. Раньше я жил неподалёку от Университета Южной Калифорнии, где учился, а сейчас переехал на побережье. Если говорить об архитектуре, то из всех американских городов мне больше всего нравится Сан-Франциско — чем-то он напоминает северные европейские столицы, но при этом обладает своим очень характерным обликом.

Классический подход
Сейчас у меня два достаточно редких Mercedes-Benz S-класса 90-х годов — один купе, другой седан. Это те самые легендарные «шестисотые» в безупречном оригинальном со стоянии. Ещё в России лет 10 назад я был членом всевозможных клубов коллекционеров. Здесь тоже постоянно слежу за рынком классических автомобилей.

Пик романтизма
В начале сентября вышел мой новый диск. Его записала Челябинская филармония во время моих российских гастролей, организованных Classical Music Artists Management. Я очень доволен качеством звука, спасибо уральской
студии U-Sound. В диск вошли одни из самых сложных фортепианных произведений, вершины романтического стиля: Фантазия до мажор Шумана и фантазия-со-ната «По прочтении Данте» Листа, а также Соната №3 Прокофьева.

Необыкновенные приключения
Когда оказываюсь в незнакомом городе, люблю ходить без карты, навигатора и путеводителя, не изучив ничего заранее. Просто провожу день, гуляя по незнакомым улицам, и пытаюсь почувствовать энергетику места. Недавно у меня был такой опыт в Гонконге, где я оказался впервые и, оставшись один, целый день бродил под дождём. Город очень необычный, в нём смешались разные культуры, и у нас вышло идеальное знакомство.
Редакция Robb Report, 21 сентября 2018

https://robb.report/mneniya/29142-intervyu-s-virtuozom-klassika-i-sovremennik/

26.02.2018 | ВЛАДИМИР ХОМЯКОВ завершил российский тур концертом в усадьбе Муравьевых-Апостолов

Хомяков ньюс26 февраля в исторической усадьбе Муравьевых-Апостолов на Старой Басманной в Москве прошел концерт фортепианной музыки в рамках проекта «Гостиная Robb Report: Music Nights». Перед гостями выступил российско-американский пианист Владимир Хомяков.

Читать дальше »

Стены изящной городской усадьбы наполнили произведения Шопена, Листа, шедевры американских авторов — современного романтика Сэмюэля Барбера и неподражаемого Джорджа Гершвина.
Фотоотчет о концерте
Источник

21.02.2018 | ВЛАДИМИР ХОМЯКОВ – пианист, дирижер, преподаватель – привез из Америки «Сувениры»

Хомяков 1В интервью он рассказал, как оказался в США и для чего освоил профессию дирижера.

В конце прошлой недели Владимир Хомяков — известный пианист, дирижер и преподаватель

Читать дальше »

университета в Лос-Анжелесе, сын челябинского органиста – в рамках большого российского турне дал сольный концерт в зале имени Прокофьева челябинской филармонии. Среди слушателей, помимо любителей музыки, было много профессиональных музыкантов – преподавателей фортепиано в школах и вузах. Всем было интересно послушать не просто известного пианиста, а нашего земляка, представителя известной музыкальной династии.

Владимир в настоящее время живет в США, преподает фортепиано в университете Лос-Анджелеса. Он ассистент профессора Дэниэла Поллака – легендарной фигуры в пианистическом мире. Владимир имеет докторскую степень по двум специальностям – сольное исполнительство и симфоническое дирижирование. Круг его профессиональной деятельности необычайно широк. Судите сами: Владимир выступает с концертами в Америке, Европе, Азии, России; «жюрит» на престижных фортепианных конкурсах, дает мастер-классы, организует фортепианные фестивали. Российским слушателям он предложил сложнейшую в исполнительском плане программу: Вариации на тему Корелли Рахманинова, «Петрушку» Стравинского, которого Владимир сыграл с таким артистизмом (он прямо-таки стал этим Петрушкой), что сорвал овацию. А фортепианная версия балетной сюиты «Сувениры» американского композитора Сэмюэла Барбера исполнялась в России впервые. В завершении вечера прозвучала «Рапсодия в стиле блюз» Гершвина.

Перед концертом нам удалось немного побеседовать с Владимиром.

- Вы окончили Питерскую консерваторию, потом аспирантуру Московской. Как Вы оказались в Америке?

- В 2005 году на одном из крупных фортепианных конкурсов в Дрездене я встретил Дэниэла Поллака, и он меня пригласил в свой класс. Через некоторое время я встретился с ним на другом конкурсе, идея повторилась. И вот, оканчивая аспирантуру в Москве, я стал думать, что делать дальше. Одним из вариантов была поездка на учебу в США. Сначала я принял участие в крупном фортепианном конкурсе в Лос-Анджелесе. Призовых денег хватило на первое время.

- Учиться было легко?

- Сложности начались, когда я стал получать докторскую степень. Образование там гораздо более разностороннее, необходимо посещать много дополнительных дисциплин. Некоторые из них совершенно бесполезны, другие наоборот, интересны. Например, нужно иметь еще одну специальность. Я выбрал дирижирование, кто-то выбирает теорию или, скажем, электронную музыку.

Ну и, конечно, там больше требований к посещаемости, чем у нас. Это накладывает определенные ограничения на возможность гастролей.

- Удается ли применить на практике дирижерское образование?

- Да, я с удовольствием выступаю как дирижер, в том числе и в России. Вообще дирижирование — очень полезное дело для пианиста, особенно в выступлениях с оркестром. К примеру, я только что играл Третий концерт Прокофьева в Новосибирске. За дирижерским пультом был легендарный маэстро Томас Зандерлинг. Дирижерское образование помогает гораздо лучше и детальнее слышать оркестр и взаимодействовать с дирижером.

- Как сейчас строится ваша жизнь?

- Стараюсь как можно больше играть, и это накладывает определенные ограничения на мою преподавательскую деятельность. Посещаемость ведь требуется не только от студентов, но и от преподавателей. Сейчас, например, идет середина семестра, а я на гастролях. Поэтому я не имею свой класс, а преподаю в качестве ассистента у Дэниэла Поллака.

- Зачем вам преподавание, если оно ограничивает концертную деятельность?

- Прежде всего, преподавание мне действительно интересно. Это и стабильный заработок, что не маловажно. Концертов сегодня больше, завтра меньше. В мире очень мало не преподающих пианистов. Преподавание открывает множество профессиональных перспектив – например, в жюри международных конкурсов.

- Но в пианистическом мире очень высокая конкуренция. И вы, получается, воспитываете себе конкурентов.

- Конкуренция в музыкальном мире – понятие очень субъективное и относительное. Успешная карьера складывается из очень многих факторов.

- Все ваши ученики серьезно планируют стать пианистами?

- Все планируют, но не у всех получается. Многие готовят себе запасной аэродром, получая еще одно образование. В какой-то момент второе образование начинает требовать больше времени и становится профессией.

- А вас ни разу не посещали мысли заняться чем-то другим?

- В 13 лет была идея пойти по физико-математическому пути, после того как я выиграл несколько олимпиад по физике. Но после победы на конкурсе пианистов в Санкт-Петербурге я сделал окончательный выбор в сторону музыки.

- Каких композиторов вы особенно любите играть?

- Я не то чтобы всеядный, просто на определенном уровне нужно любить все и играть все. Исключение составляет, пожалуй, музыка, написанная в конце 20-го века. Ее я исполняю очень редко, и только, если будет какой-то особый заказ. Там немного другая специфика – все играется по нотам, потому что это невозможно запомнить, и музыка далеко не всегда приятна слуху. Я больше тяготею к традиционному репертуару.

- Накладывает ли какой-то отпечаток на вашу жизнь обострение русско-американских отношений?

- На мою жизнь это вообще не влияет. К русским в Америке очень хорошо относятся.

- Планируете ли еще раз приехать в Россию?

- Благодаря моему концертному агентству «Сlassical Music Artists Management», которое базируется в Москве, я выступаю в России регулярно. Надеюсь приехать вновь в следующем сезоне.

Олеся Горюк, МК-Челябинск, 21 февраля 2018

Источник